Category: религия

Сибирские отшельники :: Таёжный тупик



Про семью отшельников-старообрядцев Лыковых мир узнал в 1982 году с легкой руки корреспондента "Комсомольской правды" Василия Михайловича Пескова.
Он написал серию очерков под общим названием "Таёжный тупик" именно они вызвали большой резонанс в СССР. Сам автор признается, что ему с трудом дались эти записи. Он не хотел писать про религию, хотя и не скрывал что сам является атеистом и указывал, что попали на житье-бытье в лесах Лыковы именно из-за своей веры.
В очерках, как и в книге это посвящено мало строк.
Песков пишет о том как выживали отшельники: что ели, где спали, как хозяйствовали...
По идеи историю отшельников надо начинать с рассказа о церковном расколе трехвековой давности. Именно после этого мноиге старообрядцы бежали в труднодоступные районы, где ставили свои селения и жили вдали от мирского. В деревню, где жили Лыковы миряне пришли все же. И Карп Осипович с Акулиной Карповной приняли решение бежать в тайгу. Шли они по реке, тащили лодку с припасами на веревках, как бурлаки, пока не выбрали место для жилья...

Collapse )
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
собак

Притча о монахе и говне

Старый разбоянистый боян. Но люблю периодически его вспоминать...
0_6371f_cf2d0b19_XL

1. Шел как-то еще не просветленный монах, не достигший дао и не пох@ист по жизни, задумался о смысле бытия, и тут ему дорогу перегородило говно. И сказало:
- Я тебя съем!
Упал монах на колени и зарыдал. И говно его съело.
Мораль: Даже в самых дерьмовых ситуациях не нужно опускать руки и рыдать.

2. Шел как-то еще не просветленный монах, не достигший дао но пох@ист по жизни, задумался о смысле бытия, и тут ему дорогу перегородило говно. И говорит:
- Я тебя съем!
А он ответил:
- Нет, не съешь!
А говно его съело.
Мораль: Даже если вам пох@й, не стоит отрицать очевидные вещи.

3. Шел как-то просветленный монах, достигший дао и не пох@ист по жизни, задумался о смысле бытия, и тут ему дорогу перегородило говно. И сказало:
- Я тебя съем!
А монах говорит:
- Нет, это я тебя съем!
Мораль: Это победа, но у победы странный вкус.

4. Шел как-то просветленный монах, достигший дао и пох@ист по жизни, задумался о смысле бытия, и тут ему дорогу перегородило говно. И сказало:
- Я тебя съем!
Ничего не ответил монах и пошел дальше. А говно зарыдало и убилось об стену.
Мораль: Если ты задумался о смысле жизни, нечего разговаривать со всяким дерьмом!
всем добра

Баллада о кулаке

БАЛЛАДА О КУЛАКЕ



Шел монах за подаяньем,
Нес в руках горшок с геранью,
В сумке сутру махаянью
И на шее пять прыщей.
Повстречался с пьяной дрянью,
Тот облил монаха бранью,
Отобрал горшок с геранью
И оставил без вещей.

И стоит монах весь драный
И болят на сердце раны,
И щемит от горя прана,
И в желудке -- ничего.
И теперь в одежде рваной
Не добраться до нирваны
Из-за пьяного болвана,
Хинаяна мать его!

И монах решил покамест
Обратиться к Бодхидхарме,
Чтоб пожалиться пахану
На злосчастную судьбу,
И сказать, что если Дхарма
Не спасет его от хама,
То видал он эту карму
В черном поясе в гробу!

И сказал Дамо:
-- Монахи!
Ни к чему нам охи-ахи,
А нужны руками махи
Тем, кто с ними не знаком.
Пусть дрожат злодеи в страхе,
Мажут сопли по рубахе,
Кончат жизнь они на плахе
Под буддистским кулаком!

Патриархи в потных рясах --
Хватит дрыхнуть на матрасах,
Эй, бритоголовых массы,
Все вставайте, от и до!
Тот, чья морда станет красной,
Станет красным не напрасно,
Не от водки и от мяса,
А от праведных трудов!

Лупит палкой тощий старец,
Восемь тигров, девять пьяниц,
Эй, засранец-иностранец,
Приезжай в наш монастырь!
Выкинь свой дорожный ранец,
Подключайся в общий танец,
Треснись, варвар, лбом о сланец,
Выйди в стойку и застынь!

Коль монаху плохо спится,
Бьет ладонью черепицу;
Коль монах намерен спиться --
Крошит гальку кулаком!
А приспичит утопиться --
Схватит боевую спицу,
Ткнет во вражью ягодицу --
И с хандрою незнаком!

У кого духовный голод,
Входит в образ богомола
И дуэтом или соло
Точит острые ножи,
Кто душой и телом молод,
Тот хватает серп и молот,
Враг зарезан, враг расколот,
Враг бежит, бежит, бежит!

Шел монах за подаяньем,
Нес в руках горшок с геранью,
В сумке -- палку с острой гранью,
Цеп трехзвенный и клевец.
Повстречался с пьяной дрянью,
Ухватил за шею дланью,
Оторвал башку баранью --
Тут и сказочке конец!